17:32 | 21 августа, 2017

О девушке Чонг, которая стала светом для своего отца

Трогательная легенда с хорошим концом о том, как слепой отец в одиночку растил дочь, которая потом пожертвовала собой, чтобы отец прозрел.

Тысячу лет назад в Корее, в маленькой деревушке Гванджу жил-был юноша по имени Сим Хакгуэ. Он родился и вырос в уважаемой семье, однако со временем ее благосостояние пришло в упадок. Однако беда не приходит одна. Мальчик Сим перенес тяжелую болезнь, после чего ослеп, что было настоящей трагедией для юноши благородных кровей, который со временем мечтал стать государственным деятелем. С той поры его прозвали слепой Сим.

Не смотря на слепоту, юноша вырос честным, добрым и порядочным человеком. Когда ему исполнилось 20 лет, он женился на девушке из семьи Квок, не только красивой, но и мудрой не по годам. Супруги были бедны, и чтобы обеспечить себя и мужа, леди Квок занялась вышиванием, и ее работы продавались и пользовались спросом. Она с любовью и заботой ухаживала за своим слепым мужем.

Время шло, супругам было уже под сорок, а они так и жили в уважении, любви и привязанности друг к другу, на зависть всем окружающим. Только одна вещь печалила слепого Сима — у них не было детей.

— Что мы скажем нашим предкам, когда встретимся с ними в раю, если у нас нет ребенка, кто служил бы для них поминальную службу? — спрашивал жену Сим. — Когда мы умрем, кто организует наши похороны?

— Печальней всего в этой жизни — не родить и не воспитать ребенка, — соглашалась с мужем леди Квок. — Я тоже очень хочу ребенка, но я молчала, так как мы бедны и я ничего не знала о твоих чувствах. А сейчас я начну молиться о том, чтобы Будда послал нам дитя.

Как ни тяжело было для леди Квок работать и обеспечивать пусть бедную, но достойную жизнь для себя и мужа, ей удалось скопить немного денег для посещения знаменитых горных монастырей, где она усердно молилась о ребенке и делала пожертвования. Прошло три года в постоянных молитвах, и вот однажды леди Квок увидела сон, как раз в ночь перед днем рождения Будды. Во сне ангел, оседлавший журавля, присел в ней на грудь и сказал: «Я послан Буддой, прими меня!». Проснувшись в радостном возбуждении, леди Квок рассказала о своем сне супругу, и тот согласился с ее предчувствием: «Этот сон означает, что Будду наверняка тронули твои искренние молитвы, и он послал нам ребенка».

Так и случилось, и через десять лунных месяцев леди Квок родила дочь. Нежно обняв новорожденную, Сим от всей души поблагодарил жену и сказал: «Пусть люди не говорят, что дочь — это не корень семейного счастья. Давай воспитаем ее хорошим человеком, и никогда не будем завидовать тем, у кого есть сын».

Однако счастье их было недолгим. Сразу после родов леди Квок тяжело заболела, ее состояние ухудшалось с каждым днем, а медицина была бессильна ей помочь. Она позвала мужа, чтобы рассказать ему о своем последнем желании.

— Думаю, я умираю, — начала леди Квок. — Но мысль о том, что я оставляю тебя, слепца, и ребенка, наполняет мое сердце печалью. Я представляю, как ты будешь просить еду, ходя от дома к дому, и только твоя трость будет указывать путь. Я думаю о дочери, которая никогда не узнает вкус материнского молока, и будет расти без матери. Если случиться так, что наша дочь выживет и встанет на ноги, приведи ее на мою могилу и скажи, что ее мать лежит здесь. И не печалься, мой родной, что я ухожу раньше тебя. Мы обязательно встретимся в следующей жизни, а нашу дочь назови Чонг, что означает«свет». И я надеюсь, что она станет светом очей твоих, и будет вести тебя по жизни.

Последняя слезинка скатилась по лицу леди Квок и ее дыхание остановилось навсегда. Узнав о ее смерти, люди со всей деревни пришли в дом слепого Сима, чтобы помочь с траурной церемонией. После похорон Сим вернулся в свой дом, который казался таким тихим и пустынным. Но вдруг тишину нарушил плач кричащего от голода ребенка. Всю ночь напролет бедный Сим пытался успокоить дочку, он обмакивал пальцы в кипяченую воду и клал в ротик девочке, но это не могло утолить ее голод, ведь это была всего лишь вода, а не материнское молоко.

Наутро слепой Сим появился на улице деревни, одной рукой крепко прижимая к себе ребенка, а в другой держа трость, которой прокладывал себе путь. Люди откликнулись на просьбу Сима и накормили девочку. А одна добрая леди не только приготовила для него завтрак, но и пошла по домам, где были младенцы, и попросила кормящих матерей выделять немного молока для дочери слепого Сима.

Несмотря на то, что Сим растил дочку, прося подаяние, Чонг была крепким и здоровым ребенком, а когда подросла, превратилась в настоящую красавицу. Едва научившись ходить, девочка всегда сопровождала отца, когда он ходил по домам и просил еду. Она указывала ему путь, направляла трость, бережно поддерживая своего отца под локоть. Когда ей исполнилось шесть, Чонг сказала слепому Симу: «Отец, я всегда волнуюсь за Вас и боюсь, что Вы можете упасть с высоты или попасть в яму. А если идет дождь или снег, я боюсь, что Вы заболеете. С сегодняшнего дня я сама буду ходить по домам и просить подаяние». Как ни возражал слепой Сим, дочь была непреклонна. А когда Чонг стала ходить по домам одна, жители деревни подавали ей еще щедрее. Исполненные сочувствия, они часто просили Чонг разделить с ними обед или ужин. Но Чонг всегда отвечала: «Вы очень добры, но как же я смогу здесь есть, когда мой старый отец ждет меня в холодном доме? Я лучше поспешу к нему и покушаю с ним». Всегда, заслышав легкие шаги своей дочери, Сим широко распахивал дверь, приветствуя ее, и пытался согреть ее замерзшие руки и укутывал ледяные ноги.

— Из-за моей слепоты ты так страдаешь в эту морозную погоду, — говорил он дочери.

— Отец, не говорите, и даже не думайте так! Ведь обязанность детей — заботиться о своих родителях, а принимать заботу от своих детей — это обычное для родителей дело.

Чонг взрослела, и вскоре стала такой же искусницей в вышивании, какой была ее мать. Она уже могла зарабатывать на еду и одежду для себя и отца, и ей больше не надо было просить подаяние. Вскоре Чонг исполнилось шестнадцать лет, и однажды ее послали в соседнюю деревню к одной благородной вдове, недавно умерший муж которой был в прошлом премьер министром. Несмотря на то, что одежда на девушке была бедная, леди понравилась ее безупречная вежливость и скромное поведение.

— Мои сыновья живут в Сеуле и служат Королю,- рассказывала вдова девушке. — Мне очень одиноко жить здесь, в этом большом доме, и я бы хотела удочерить тебя. Ты бы желала этого?

— После того, как моя мать умерла на седьмой день после моего рождения, — отвечала ей Чонг. — Мой слепой отец растил меня, прося подаяние. Вы попросили меня стать Вашей дочерью, и я очень польщена этими обрадована, как будто я встретила свою мать. Но если я приму Ваше предложение, кто позаботиться о моем слепом отце, без которого я бы не выжила? Поэтому я предпочту остаться с ним.

Леди была тронута дочерней преданностью и попросила Чонг навещать ее время от времени. Тем временем слепой Сим очень волновался за дочь, так как уже стемнело, а она до сих пор не вернулась. Он был так взволнован, что не смог усидеть на месте, и отправился ей навстречу. Уже давно слепой Сим не выходил из дома один, и ему было трудно идти. Переходя ручей, Сим поскользнулся и упал в воду в том месте, где глубина достигала двух метров. Его одежда быстро намокла в ледяной воде, и обессиленный Сим, уже прощаясь с жизнью, стал звать на помощь. Надежда почти покинула его, как вдруг его крик услышал монах, идущий в близлежащий Буддийский монастырь, и вытащил Сима из воды.

— Кто ты, кто спас мою презренную жизнь? — спросил он.

— Я монах из монастыря Монгун, — ответил ему странник.

А затем прошептал тихо себе под нос:«Если бы только он мог даровать Будде 300 мешков риса, тот наверняка вернул бы ему зрение».

Услышав его слова, слепой Сим спросил:«Смогу ли я вернуть зрение, если дарую Будде 300 мешков риса?» Монах подтвердил, что как истинный последователь Будды, он бы не говорил напрасно таких слов. Думая только о том, что он может вернуть зрение, Сим торжественно поклялся поднести Будде 300 мешков риса и закрепил клятву, написав свое имя в книге монаха.

— Ты должен сдержать свое обещание, иначе подвергнешься суровой каре, — предупредил Сима монах и пошел своим путем.

Чонг вернулась домой и нашла своего отца мокрым и несчастным. После многочисленных вопросов дочери, Сим рассказал ей все: и о том, как упал в воду, и как монах спас ему жизнь, и как он обещал даровать Будде 300 мешков риса взамен на прозрение. Добросердечная Чонг не стала упрекать своего отца, а наоборот, сказала, что если можно вернуть ему зрение, то надо попытаться. Однако она волновалась об обещании, данном отцом, понимая, что его почти невозможно исполнить. Каждый вечер, выйдя во двор, она молилась: «Великий Будда, пожалуйста, верни зрение моему отцу, я согласна принести себя в жертву, лишь бы мой отец стал видеть!».

Десять дней спустя Чонг случайно услышала разговор двух соседей: «Ты слышал? Моряки пытаются купить 16-летнюю девушку, чтобы принести ее в жертву Богу моря». Чонг разыскала моряков испросила, почему они хотят купить девушку?

— Мы торговцы, держащие свой путь в Китай, — отвечали моряки. — Самый короткий путь из Кореи в Китай ведет через море, которое славится опасными течениями и туманами, и где часто случаются кораблекрушения. В этом море живет его Повелитель и Бог — дракон Рёнгуан. Он часто сердится, и тогда корабли бесследно исчезают в морской пучине. В течение многих лет моряки, пытаясь задобрить Бога моря, жертвовали ему еду и сокровища, но ничего не помогало. Пока однажды они не предложили ему иное подношение — молодую и красивую девушку. Приняв эту жертву, дракон Рёнгуан успокоил море, и моряки смогли доплыть до Китая. С тех пор раз в несколько лет, чтобы обезопасить себя и корабли, мы приносим в жертву юную девушку.

— В этом случае купите меня, — предложила Чонг.

А затем она рассказала морякам о своей беде, а они, тронутые ее добродетельностью, тут же согласились послать в монастырь Монгун 300 мешков риса и обещали прийти за ней в ночь полной луны. Чонг была счастлива, ведь теперь ее отец выполнит обещание, данное Будде и сможет вернуть себе зрение. Она чувствовала, что нет ничего в жизни важнее этого.

Через несколько дней девушка сказала отцу, что 300 мешков риса были посланы в монастырь Монгун и дарованы Будде.

— Где же ты взяла столько риса? — искренне удивился отец.

— Несколько дней назад я была у одной благородной женщины, и она захотела меня удочерить, — отвечала отцу Чонг. — Но, узнав о твоей болезни она предложила мне в дар 300 мешков риса.

Сим с радостью поверил дочери. Однако спросил, значит ли это, что Чонг теперь должна уйти и жить с этой леди?

— Да, отец. Я согласилась жить с ней, и как только придет полная луна, я уйду. Но я волнуюсь о Вас, как же Вы будете жить без меня? — спрашивала Чонг.

— Не волнуйся обо мне, доченька, — ответил отец. — Так хорошо, что ты будешь жить в комфорте, а что касается меня, так я о себе как-нибудь позабочусь.

Вся в слезах, наблюдая, как счастлив ее отец, Чонг думала о том, что рано или поздно отец узнает правду и может умереть от горя. Сердце девушки было наполнено печалью, когда она готовилась к своему уходу. Чонг навестила на могилу матери и попрощалась с нею. Затем долго сидела у постели спящего отца, прося у него прощения за недостойную ложь.

— Мой дорогой отец, простите меня, откройте глаза и живите счастливо, — шептала девушка, в то время как сердце ее разрывалось от боли.

В последнее утро перед уходом Чонг приготовила вкусный завтрак. Отец кушал, нахваливал и спрашивал, уж не сегодня ли она должна переехать к благородной женщине? Не в силах больше обманывать отца, Чонг рассказала ему всю правде о том, как она продала себя за 300 мешков риса, чтобы быть принесенной в жертву суровому океану.

— Чонг, что ты имеешь в виду? — в отчаянии спросил отец. — Если я убью своего единственного ребенка, то зачем мне зрение? Даже слепой, я мог жить, ведь ты была моими глазами! Заслужил ли я, твой отец, такую дочернюю преданность? Я не хочу обрести зрение, и я не боюсь нарушить обещание Будде! Сейчас же иди и скажи морякам, что ты не сдержишь обещание!

— Отец, я не нарушу своего слова, как и Вы не нарушите свою клятву Будде. Пожалуйста, позвольте мне уйти. Я никогда не осмелюсь обесчестить Вас, моего отца, нарушив свое обещание. И делаю я все это по воле Небес.

Корабль увозил Чонг, прокладывая свой путь в океане. Вдруг моряки увидели, как огромная волна вздыбилась посреди океанской глади и двинулась к их кораблю с такой скоростью и силой, что непременно бы поглотила его.

— Это Рёнгуан! Готовься, — предупредили они Чонг.

Девушка переоделась в новые одежды, встала на колени и стала молиться великому Будде, прося его вернуть отцу зрение и взять ее жизнь взамен. Затем Чонг пожелала морякам счастливого плавания и попросила как-нибудь навестить ее отца и проверить, вернулось ли к нему зрение.

— Не волнуйся, милая девушка, — утешали Чонг моряки. — Мы выполним все, о чем ты просишь. Твоя дочерняя преданность достойна величайшего уважения! Ты скоро умрешь, но знай, что к твоему отцу вернется зрение, и пусть эта вера утешит тебя в последнюю минуту жизни. Желаем тебе оказаться в лучшем месте.

Матросы забили в барабаны, а Чонг вскарабкалась на нос судна, посмотрела в небо, а затем в сторону своего дома, где остался любимый отец. Она закрыла глаза и бросилась в рассвирепевшее море.

А дракон Рёнгуан, приняв в жертву прекрасный цветок, постепенно успокоил море, и корабль заскользил дальше по морской глади, направляясь в Китай.

Повелитель морской пучины дракон Рёнгуан был впечатлен словами, услышанными от моряков о преданности Чонг своему отцу и тем, как она с легкостью принесла себя в жертву, надеясь, что к нему вернется зрение, Он решил даровать девушке жизнь и вернуть ее на землю, в ее родную страну. Дракон Рёнгуан посадил Чонг в огромный цветок лотоса и отправил в родные края.

А тем временем сын правителя страны, юный и прекрасный принц, объезжал свои владения с большой свитой. Неподалеку от деревеньки Гванджу он остановился отдохнуть на берегу большого пруда, поросшего лотосами. Их громадные листья и нежно-розовые и белые цветы полностью скрывали водную гладь.

— Срежьте мне букет лотосов, — попросил принц своих слуг. — Да выбирайте цветы покрупнее! Вон там, неподалеку, я вижу огромный цветок, непременно срежьте и его.

Слуги бросились в воду выполнять просьбу своего повелителя, и через некоторое время вернулись, неся букет прекрасных лотосов, среди которых один, еще нераскрывшийся цветок был настолько большим и прекрасным, что вызвал всеобщее восхищение. Принц с осторожностью принял этот необычайный цветок из рук слуг и нежно коснулся его лепестков. Вдруг лотос в его руках раскрылся, и внутри принц увидел прекрасную молодую девушку. Это была спасенная драконом Чонг.

Принц полюбил прекрасную девушку с первого взгляда. А когда услышал ее историю, то глаза его наполнились слезами, а сердце- восхищением.

Когда у неказистого домика слепого Сима остановилась свита принца, сбежались все жители деревни. Они увидели, как с коня спрыгнул сын короля и бережно снял с седла живую и невредимую Чонг, которая смущенно и счастливо улыбалась. Слепой Сим, заслышав шум, выбежал из дома, но глаза его были слепы и он ничего не увидел.

— Отец, я выполнила свое обещание, но Небесам было угодно, чтобы я вернулась, — услышал он нежный голос любимой дочери. — А это мой жених, принц нашей страны.

Счастье и ликование переполнило Сима, и вдруг глаза его открылись и он прозрел. Перед ним, в глубоком поклоне стояла его любимая дочь Чонг, которую он никогда доселе не видел, а рядом склонил в почтении свою голову прекрасный юноша. И все, кто был там, почувствовали, что облако необыкновенной любви и нежности окутывает эту пару влюбленных, таких красивых и счастливых!

Чонг и принц поженились и со временем стали правителями Кореи. Они правили мудро и долго, живя в любви и согласии.

15 ноября 2016
Версия для печати
Просмотров: 1278
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)
Реклама Кванго